page contents Телега впереди лошади: почему невозможен переход на 4-дневную рабочую неделю - СВЕЖИЕ НОВОСТИ

Телега впереди лошади: почему невозможен переход на 4-дневную рабочую неделю

Для того, чтобы сократить в России рабочую неделю, следует сперва добиться адекватного роста производительности труда и реальных доходов граждан.

Вспомним, что писал наш классик о помещике Манилове: «Иногда, глядя с крыльца на двор и на пруд, говорил он о том, как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян. При этом глаза его делались чрезвычайно сладкими и лицо принимало самое довольное выражение; впрочем, все эти прожекты так и оканчивались только одними словами».

Во-первых, что в этом смешного? Он же не мечтал о чем-то несбыточном, нереальном? Другое дело, что ничего не делал и не делает для воплощения своих сладких грез. А мы что, не предавались мечтам, понимая, что пальцем о палец не ударим для их претворения в жизнь?

 Во-вторых, кому было плохо от мечтаний Манилова?

Все ведь познается в сравнении. Вот наш современник Дмитрий Медведев размышляет: как славно было бы ввести в России четырехдневную рабочую неделю. Вольному воля, каждый имеет право думать, как нам обустроить Россию. Но закавыка в том, что он – премьер-министр правительства РФ. И не просто мечтает, а дал приказ Министерству труда до 30 сентября оценить перспективы «прожекта». Тут следует другая закавыка. Допустим, я – начальник. И приказываю подчиненному оценить мою идею, которой уже поделился со всем миром – в выступлении на сессии Международной организации труда в Женеве. Понятно, у подчиненного, в наших вековых традициях чинопочитания, в глазах уже восторг, на языке уже горит: «Гениально, Ваше Высокопревосходительство!»

И вот страна неделю обсуждает. Похоже, Дмитрий Анатольевич учел некоторые высказывания. Намедни он предупредил: «Это нельзя понимать сейчас слишком буквально, это, конечно, не сию секунду… И абсолютно точно в этом случае нужно учесть все нюансы, связанные с запросами как работника, так и работодателя. Очевидно, что это должно сопровождаться ростом производительности труда, с одной стороны, если речь идет о полноценной рабочей неделе, и, конечно, сохранением той заработной платы, которая имеется, а не уменьшением или каким-то другим образом чтобы с ней поступили».

Видимо, сохранение нынешней зарплаты представляется ему верхом блага, щедрым обещанием. Похоже, он не знает, что у нас 5 миллионов работающих (!) граждан получают жалованье ниже прожиточного минимума, находятся за чертой бедности. Просто говоря – живут в нищете. Вице-премьер правительства Ольга Голодец по этому поводу высказалась публично: «Это уникальное явление в социальной сфере — работающие бедные». Правильно сказала. Но, видимо, забыла доложить лично своему шефу.

С другой стороны, а что, так уж и плохо работать 4 дня в неделю и получать те же деньги, что и за 5 дней? Для этого надо лишь смириться с тем, что зарплата в обозримом будущем не повысится. Привыкнуть. А мы к бедности привычные.

И, наконец, независимые экономисты опасаются, что четырёхдневка ослабит и без того не самое сильное производство, снизит конечный выход продукции.

Однако хватит критиковать. Премьер-министр Медведев абсолютно прав, когда определил условия перехода на четырёхдневку: «Это должно сопровождаться ростом производительности труда».

Сто лет назад премьер-министр Владимир Ульянов (председатель Совнаркома В.И. Ленин) писал: «Производительность труда, это в последнем счете самое важное, самое главное для победы нового общественного строя».

О том, что это краеугольный камень развития, знал и Владимир Путин, премьер-министр РФ в 2008-2012 годах. И поэтому в 2012 году, снова став президентом, поставил задачу – за предстоящие 6 лет повысить производительность труда на 50%. На 8,35% каждый год.

Срок истек. Берем ежегодные сборники Росстата «Россия в цифрах», подсчитываем по годам. За пять лет, 2012-2016 — ежегодный рост производительности труда составил 0,52%. В статистике это называется «в пределах статистической погрешности».

Однако в 2017 году Росстат перестал быть самостоятельным ведомством – его подчинили министерству экономического развития. Разумеется, неприятно, когда департамент, подчиненный министерству развития, показывает недоразвитие или даже неразвитие. Вскоре Росстат пересмотрел прежние показатели и объявил, что в 2015 году производительность упала не на 1,9%, как указывалось ранее, а всего лишь на 1,1%, в 2016 году снизилась не на 0,3%, а, наоборот, выросла на 0,2%. В 2017 же году рост составил 1,9%.

Правда, потом, в июле 2019-го, Росстат ушел уже почти в философские эмпиреи. На заседании научно-методологического совета его высокоучёные специалисты констатировали, что произвести точные расчеты производительности труда нельзя — из-за недостатка информации и особенностей хозяйственной деятельности предприятий в России.

То есть умом Россию не понять, Росстатом общим не измерить?

В целом производительность труда в России почти в три раза ниже, чем в европейских странах. В сельском хозяйстве – в пять раз. Но Европа еще не думает о переходе на четырехдневную рабочую неделю. Значит, нам для претворения предложений Медведева надо не только догнать, но и перегнать Европу по росту производительности труда, росту экономики и, соответственно, по росту благосостояния населения.

В начале 2012 года премьер-министр Путин, выступая в Госдуме с отчетом о работе правительства, планировал: «По нашим оценкам, уже в ближайшие два-три года Россия войдёт в число пяти крупнейших экономик мира».

В 2016-м президент Путин, выступая с Посланием Федеральному собранию, объявил стране: «Поручаю правительству разработать предметный план действий, рассчитанный до 2025 года, реализация которого позволит уже на рубеже 2019–2020 годов выйти на темпы экономического роста выше мировых, а значит, наращивать позиции России в глобальной экономике».

Итог выполнения или невыполнения глобальных задач экономического развития страны – уровень благосостояния населения.

В 2012 году нам обещали, что к 2018 году размер реальной заработной платы увеличится на 40-50%. «Реальная зарплата» — это «покупательная способность», термин, близкий к термину «реальные доходы населения», хотя эти слова в печально знаменитых майских указах президента от 2012 года не употребляются.

Последний раз в минувшей шестилетке реальные доходы населения росли в 2013 году — на 4%. Потом началось падение: 0,7%, 3,2%, 5,8%, 1,2% и в 2018 году — 0,2%. Данные по 2018 году — уже после подчинения Росстата Минэкономразвития.

В любом случае, наверно, надо быть благодарным премьер-министру Медведеву за возвращение к реальности. Вгорячах он заговорил о переходе на четырехдневную рабочую неделю, не упоминая об экономическом положении России. То есть телегу поставил впереди лошади – в худших национальных управленческих традициях. А потом, похоже, спохватился и вернул лошадь на место.

Теперь осталось ждать, когда она нам повезёт. Как и обещано было в 2012 году. Не говоря уже о предыдущих десятилетиях.


Читайте также:

Добавить комментарий