page contents Китайская дилемма - СВЕЖИЕ НОВОСТИ

Китайская дилемма

Перед китайским правительством стоит вопрос — подавить протесты в Гонконге или пойти на уступки? Судя по бронетранспортерам, которые накапливаются около границы, они готовятся к «сильному ходу». И все-таки это глупость, которой может хватить ума избежать.

Кризис должен был в какой-то момент начаться. Условия, на которых Гонконг был передан Китаю, требовали, чтобы особый статус сохранялся пятьдесят лет. В отличие от обычных китайцев, у гонконгцев есть и свобода слова, и неограниченный цензурой доступ в интернет, и возможность участвовать — с ограничениями — в выборах. Протесты 2019 года вызваны были изначально тем, что китайское правительство медленно, но верно занимается превращением анклава с особыми условиями в часть обычного, единого Китая. Они с самого начала были большими и мощными, а после первой реакции — с дубинками и слезоточивым газом, стали масштабными. (Из 7 миллионов жителей, на один из протестов вышел миллион — то есть примерно треть взрослого населения.)

Во многих революционных ситуациях есть актуальный вопрос — смогут власти подавить протест или нет? Во время Русской революции сто лет назад власти несколько раз собирались подавлять — и ни разу не смогли. Ни Януковичу, который попытался, ни Мубараку, который и попытаться всерьез не сумел, не удалось. Мадуро сумел отбиться, сохранив статус кво. Но в гонконгском случае вопроса нет — никакой военной силой протестующие не обладают. Никакого серьезного сопротивления они оказать не смогут. Что же сдерживает, до поры, китайские власти?

Двадцать лет назад, когда Англия передавала анклав китайскому правительству, ВВП Гонконга был почти 20% от ВВП Китая, значимая величина. Сейчас эта доля — менее 3% и, значит, прямыми экономическими последствиями можно пренебречь. Тем не менее, Гонконг важнее, чем его доля в ВВП. Во многих отношениях это — мечта, воплощенная в жизнь, для сотен миллионов китайцев, одновременно лоцман и маяк для огромной страны.

Подавление протестов, которое, судя по накалу страстей, приведет к гибели какого-то количества протестующих, арестам тысяч и судов над сотнями участников, будет — в отличие от кровавого разгона на площади Тяньаньмэнь тридцать лет назад — показано по телевидению на весь мир. (Правительству Китая безразлично, что думают в «большом мире», но важно, что думают, например, на Тайване.) Показать сотням миллионов своих граждан, чем кончается нормальное стремление к мечте — богатой, красивой, здоровой жизни — и сделать стремление чуть слабее. Рост еще немного замедлится.

То есть вопрос для китайского правительства сейчас стоит так — можно пойти на уступки. Возможно, по факту, это отложит полную интеграцию анклава в Китай навсегда — следующее поколение будет также протестовать против следующих интеграционных шагов. А можно подавить протест, надеясь — ошибочно, на мой взгляд — что это можно сделать, не пожертвовав экономическим развитием. Надеюсь, что китайское руководство все же боится, что еще один корабль «затонет перед входом в гавань.


Читайте также:

Добавить комментарий