page contents Алина Витухновская: об Собчак, Зеленском и русском ПЕН-клубе - СВЕЖИЕ НОВОСТИ

Алина Витухновская: об  Собчак, Зеленском и русском ПЕН-клубе

Я считаю, что эти сведения должны быть публично оглашены, а подобные криминальные аферы — пресечены.

Алина Александровна Витухновская — поэт, прозаик, общественный деятель,  Лауреат литературной стипендии Альфреда Топфера (Германия) (1996). Лауреат премии «НГ» — «Нонконформизм» в номинации «Нонконформизм-судьба» (2010). Экс-кандидат на должность Президента России на выборах-2018.

Алина Витухновская: об  Собчак, Зеленском и русском ПЕН-клубе

О том что происходит, об отношении писателя к процессам в современном обществе, рассказывает Алина Витухновская для наших читателей.

Алина, как вы можете прокомментировать интервью Собчак со скандальным режиссером Ларсом фон Триером?

— Окончательно запоров модернистский движок, кремль по-прежнему выстраивает свои экспансивные планы не только в экономической и политической сферах, но и в культурной. Назначив на роль вербовщицы, посредника и промоутера небезызвестную Ксению Собчак. И вот уже ушлая представительница краснокаменного зверинца щукой метнулась к гадкому утенку мирового кинематографа.

Агент культурного влияния совдепии — Собчак — берет интервью у скандального режиссера Ларса фон Триера. Скажем сразу, выбор кремлевских кураторов пал на не слишком удачную персону, прежде всего потому, что фон Триер, хоть и гениальный режиссер, уже успел стать заложником жанра. История его публичного позора в Каннах серьезно ограничила степень его воздействия на публику. С другой стороны, выбор этот оказался весьма предсказуем, ибо успешный и востребованный западный деятель культуры вряд ли станет вообще сотрудничать с чекистскими эмиссарами.

Кроме чисто культурных моментов в интервью недвусмысленно прозвучала информация и об участии российского предпринимателя Леонида Огарева, президента ГК «Цезарь Сателлит», сопродюсера фильма «Дом, который построил Джек» и проекта «Рассекая волны: Алмаз», в котором под именем фон Триера создаются искусственные алмазы, вдохновленные его картинами. Проще говоря, мы имеем дело с инвестициями кремлевских капиталов в зарубежные культурные проекты, которые еще не подверглись санкциям.

Я считаю, что эти сведения должны быть публично оглашены, а подобные криминальные аферы — пресечены. При этом, я абсолютно спокойна за финансовое состояние гения, и еще более — за его душевное. Поскольку Собчак предлагала ему экстремальную Россию — как место спокойной старости и художественного самоутверждения, позиционируя ее, в том числе, и как страну свободную от политкорректности (!). Но фактически Собчак хотела воспользоваться состоянием болезненной слабости человека, находящегося, по его собственным словам, под воздействием 14-ти (!) различных медпрепаратов, что делало его крайне уязвимым для внушения или скажем прямо — вербовки. Не говоря уже о том, что переезд в патологически криминальную, коррумпированную путинскую Россию под прямым прикрытием преступного режима, окончательно бы поставил крест на публичной репутации фон Триера, и так изрядно испорченной Каннским скандалом, и возможно, просто-напросто бы вычеркнул датчанина из истории мирового кинематографа.

Также хочу отметить и такой забавный эпизод беседы заезжей культурной старьевщицы Собчак с опальным киномастером, когда она, ничтоже сумняшеся, с присущим ей дешевым пафосом достает из широких советских штанин банку контрабандной черной икры и передает ее в трясущиеся руки Ларса, который, при этом абсолютно практично и по-европейски невозмутимо убирает подарок в холодильник. И что-то подсказывает мне, что старый лис, даже приняв угощение, оставит с носом эту хитрую, но в целом неумную гостью.

Алина, Вы всегда очень точно оценивали политические процессы в Кремле. Что сейчас, на Ваш взгляд, достойно внимания и каков вектор развития событий в коридорах власти?

—  Под давлением санкций мирового сообщества Кремль вынужден искать пути выхода из им же устроенного кризиса. Загнанный зверь-государство выбирает из двух территорий как из двух лап, попавших в капкан — какую отгрызть? Вероятней всего, этой лапой станет Донбасс. Потому что Крым это не только база ВМФ, но и символ «достижений» существующей российской власти, некий тотальный фетиш, в который она вцепилась мертвой хваткой.

Не так давно пришла запоздалая новость о том, что Владислав Сурков, как куратор силовых ведомств и оккупационных администраций на Донбассе, был уволен и заменен более договороспособным, недавно отозванным из Минска Михаилом Бабичем.

Это значит, что в ближайшее время велика вероятность начала переговорного процесса по возвращению Украине захваченных восточных областей. Но не стоит заранее обольщаться, ибо также возможно и то, что путинская Россия лишь хочет выгадать время на период завершения строительства «Северного потока 2», т. е. как минимум до конца этого года, а дальше вновь продолжит распространять свое пагубное экономическое и политическое влияние на Европу посредством газового шантажа Украины.

Алина, не могу не спросить о Вашем отношении к Президенту Украины — Владимиру Зеленскому. Когда партия Зеленского объявляет либертарианство основой своей идеологии, важно правильно понять этот месседж.

—  Как я не раз писала, в 21-ом веке идеологии перестали быть форматными и под идеологией сегодня подразумевается не более чем условный общественный консенсус по ряду основных вопросов.

Говоря — «Мы — либертарианцы», Зеленский имеет в виду — «Мы — гламурные, адекватные, модные, мы — прогрессисты, мы — милота!» 

Алина, а что нового в русском ПЕН-клубе? 

Я уже давно, точнее в октябре 2018 года вышла из русского ПЕН-центра. Да, я долгое время  являлась членом русского ПЕН-Центра, которому я была благодарна за защиту и поддержку во время своего процесса. Теперь же я хочу внести некоторую ясность для сторонних наблюдателей в то, что происходит с писательско-правозащитной деятельностью в России.

ПЕН-Центр до начала реваншистского путинского правления был демократической, либеральной и свободолюбивой организацией, духом которой являлся покойный Александр Ткаченко — поэт и директор ПЕНа. Изменения, происходившие с писательским сообществом случились не мгновенно. Сначала туда был принят провластный графоман Сергей Шаргунов, затем риторика ПЕНа стала более осторожной, а после она и вовсе задрейфовала в сторону охранительского дискурса.

Апофеозом данной трансформации явилось заявление «Актива Русского ПЕН-Центра», ставшее реакцией на доклад, опубликованный ПЭН-ом Москвы (новой организацией, появившейся как либеральная альтернатива старому ПЕН-Центру, к тому же принятой в Международный ПЕН-Клуб) «…об агрессивном давлении на свободу слова в России». Это заявление выдержано в духе публичного доноса и пропитано пропагандистским ядом «русского» мира.

В связи с вышеизложенным, я покинула ПЕН-Центр, эту мрачную обитель лоялизма и приспособленчества. Сожалею, что часть русских писателей забыла о достоинстве своей профессии, предпочтя ему сомнительный статус придворных лакеев слова.

Алина, от имени наших читатель, благодарю Вас за уделенное время, Вашу гражданскую позицию и честность, от которой многие уже отказались в угоду куска с барского стола. Здоровья Вам  и благополучия!

 

Валерий Розанов


Читайте также:

Добавить комментарий